25.06.2017 06:24 Вестник Мордовии :: Московский поэт и художник Терентiй Травнiкъ отмечает 50-летний юбилей
:: 25 июня, воскресенье ::

Информационное агентство

  • Советник Президента РФ Сергей Глазьев примет участие в заседании Научно-технического совета Технопарка Мордовия

  • Владимир Волков: "Мы гордимся, что Мордовия является примером крепкой дружбы народов"

  • Политическая пятилетка Владимира Волкова: Мордовия на подъеме

  • В Саранске более 1000 школьников торжественно вступают в ряды "Юнармии" (фоторепортаж)

  • В Саранске более 14 тыс. человек собрались на массовую акцию "Вместе против террора"

Год:arrow_left2017arrow_right Месяц:arrow_leftИюньarrow_right

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

 

 

 

 

 

Наш опрос

Сколько времени Вы проводите в Интернете

Очень редко, смотрю только почту
1-2 часа в день
5-6 часов в день
Да я живу в нем!


Результаты опроса

Московский поэт и художник Терентiй Травнiкъ отмечает 50-летний юбилей

Юбилей. Пятьдесят лет! Много это или мало в жизни человеческой? «Это ничто, если ничего не делаешь и это безбрежный океан, если творишь», – так передает слова поэта его мать Людмила Георгиевна Алексеева в своих мемуарах. К своим пятидесяти годам Терентiй Травнiкъ сумел прожить несколько творческих жизней – поэта и композитора, художника, публициста и философа, общественного деятеля. Произведения, созданные гением Терентiя Травнiка и многогранность его личности, вызывают неподдельное искреннее восхищение, а порой, и не менее искреннее сомнение: возможно ли одному человеку создавать по нескольку работ в день, да еще и разной направленности и тематики – детские, духовные, лирические…

Эта статья – своеобразный литературный портрет нашего современника Терентiя Травнiка, составленный из писем и откликов на творчество Автора, который мы, с почтением и благодарностью приносим в дар мудрому, профессионально состоявшемуся Человеку от всех поклонников, друзей, знакомых и родных.

Следуя путем литературного творчества, Т.Травнiкъ подарил миру более сорока книг, среди них бесценная жемчужина духовной поэзии «Альфа Вита» (2013), «Белокнижие» (2011) в четырех томах, «Благодарение» (2010), «Перелистывая жизнь» (2012), «Из дневника художника» (2012) и другие. Каждое слово в стихотворениях напитано любовью и теплом неравнодушного и искреннего сердца поэта. По откликам многочисленных ценителей поэтического слова, стихи Т.Травнiка – «это бальзам для человеческой души и вообще что-то волшебное... Их ритм то ли с ритмом сердец совпадает, то ли с дыханием души. И всё очень искреннее, пропитанное неземной любовью к людям и миру. Этого так не хватает в нашей жизни, что они становятся необходимы, как воздух...». Изумительная красота и трогательность по своей чистоте всех стихотворений Т.Травнiка несет свет и радость в сердца читателей и производит целительное и очищающее действие на душу. Необыкновенный словесный магнетизм поэзии Травнiка уводит от суеты и в глубине поэтических строк открывает неведомый мир первозданной красоты, «мир живой, цветной, удивительный, манящий и очень музыкальный. Там много разных звуков, там, среди стихов, живёт музыка. Ее не надо соединять со стихами, у поэзии Травнiка своя неповторимая мелодия…».

Удивительно точно пишет публицист Георгий Вавилов в своей Вступительной статье к книге «Перелистывая жизнь» об авторе и его произведениях: «Поэт постоянно занят глубокими исследованиями человеческой природы всеми, данными ему от рождения талантами. Поэзия Травнiка образна, анимистична, музыкальна и, безусловно, живописна. В его произведениях есть то, что переносит читателя над временным и проходящим к новым временам, есть те самые крылья поэтически осознанной и возвышенной жизни. Поэзии Терентiя характерны не только тончайшая углубленность мыслей и чувств, акварель душевных переживаний, но и мудрая проницательность со спокойным наполненным глубокомыслием. Его философия детально отточена, в ней нет суеты. Вчитываясь в эти удивительные стихи, понимаешь, что они написаны как бы для себя, как насущная потребность высказаться. За каждым его стихотворением видишь причину, и каждое имеет продолжение. С самого начала было заметно художественное своеобразие стихов Терентiя Травнiка – у них своя интонация, свои манеры, свой мир, свои рифмы, свои краски, а главное, есть то неуловимое, что делает поэта поэтом – свой талант жить, свой способ думать о жизни и выражать это сильными и волнующими строфами».

Афористическое творчество Т.Травнiка является одним из фундаментальных пластов в литературном наследии автора, наряду с его поэзией и философской публицистикой. В 2012 году была издана книга «Пути-дороги» – собрание афоризмов, насчитывающее более тысячи авторских изречений, созданных им с 1987 по 2012 год. Мир умного слова, созданный Травнiком уникален, в нем отражается во всех мелочах реальность бытия современного человека.

Все литературные работы Т.Травнiка буквально пересыпаны емкими мыслями, словно золотыми крупинками, обогащающими собой каждое его произведение. Афористические строки встречаются и в философской публицистике, и в поэтических строфах, и в психологических этюдах. Практически во всем созданном, пусть даже и небольшого объёма, обязательно есть место афоризму, который и является, чаще всего квинтэссенцией этого произведения.

Склонность мастера к афоризации собственной мысли начинает проявляться уже в его ранних произведениях «Cirqulleum» (1993), «Graffoslove» (1996), «Встреча с Драконом» (2002), «Лучина» (1992), а позже в его поэтическом творчестве. В этих книгах собраны философско-символические рассуждения автора, выраженные, как в прозаической, так и в поэтической формах. Размышления автора по ряду проблем, волнующих его самого составляют главную ценность этих книг. «Еще в школе у сына началось серьезное увлечение философией, он постоянно читал Аристотеля, Гегеля, Канта…, много конспектировал, а позже заинтересовался историей и психологией. Все эти увлечения сильно повлияли на его мировоззрение и определили его карьеру в будущем», – вспоминает Людмила Георгиевна. Свойственная мысли Травнiка разнотемность и разнохарактерность, которые он свободно компонует в своих произведениях, с легкостью переходя от одной темы к другой, позволяет надолго удерживать внимание и интерес читателя к той или иной теме или проблеме, затронутой им в своих размышлениях.

В книгах «Письма Тишины» (2014), «Белая радуга» (2014), готовых к изданию, собраны философская публицистика и притчи Терентiя Травнiка. Образовательная программа «Часы», созданная поэтом в 2009 году – уникальный проект и мощный инструмент для самообразования.

Мир детской поэзии Терентiя Травнiка наполнен яркими красками и образами детства, которые поэт сохранил в своей душе и великодушно дарит всем детям, наполняя их сердца любовью. В настоящее время для детей вышли книги: «Бим-бом день за днем» (2010), «Ёжки-Пажки» (2010), «Ходики» (2010), «Жу-жа-жи» (2013), «Юный художник» (2014), красочный альбом «Травнiкъ – детям» (2011), «Кто там, в море…» (2013). Поэт Терентiй Травнiкъ, хранитель сказочного мира, как его многие называют – создатель таинственной страны для детей – Гугушатии.

Из-под пера Т.Травнiка вышел ряд и полемико-публицистических статей, в которых автор не только выражает свою активную гражданскую позицию, но и называет причины, приводящие к социальным сбоям общества, показывая пути выхода из создавшихся ситуаций и призывая к сохранению мира между людьми, странами и континентами.

Терентiй Травнiкъ многим известен и как композитор, и как автор-исполнитель в группе «Ноевъ Ковчегъ», созданной в 1979 году в Москве. Свой композиторский талант Терентiй реализовывает и в жанре авторской песни, и в стиле этно-фьюжн, и в созданном им стиле «sensound music». Терентiем написано более двухсот инструментальных произведений. Друзья поэта называют его мастером импровизации. «Как-то на одном таежном фестивале геологов он вышел на площадку у костра и со свойственным ему природным чувством юмора сказал: «Дорогие камневеды и геоманты, я как человек не с каменным сердцем, к сожалению, вам чужд, и я это прекрасно понимаю, но поверьте, что я сделаю все возможное, чтобы стать благоприятственным для всех вас. Прежде всего, я умею петь и могу вам здесь петь, дальше… – я не просто пою, а пою с выражением (смех слушателей). Петь с выраженьями я научился у подобных же вам камнелюбов еще давно, когда был на Урале в геопартии. Позвольте, дорогие рудокопы, вам спеть песню, песню про море. Что может быть ближе настоящему геологу, чем море? (смех). Понимаю ваш скромный смех – ничего хорошего. Знаю, что петь про синее море получается лучше у моряков, тогда я спою вам про море… трав. И поет:

Кто сказал – оно немое.

Море трав – оно, ведь, море.

Значит свойственно ему

Моряков пускать ко дну.

Нет, не всех сразу – по одному…

А на дне его не камни,

Подрасстрою в этом вас.

А на дне его – таланты –

Под сапфир и под алмаз.

Корешки и корешочки,

Те не хуже, чем руда.

Собираю их в мешочки…

И везу на суд сюда!

(Аплодисменты слушателей)

Далее Травнiкъ достал мешочки и подарил их. Он все время что-то кому-то дарит. Позже выяснилось, что он все это сочинил на ходу. Разве это может не нравиться? Гениальный мастер импровизации – в этом он весь», – вспоминает один из его друзей.

С 2006 года Травнiкъ начинает писать симфоническую музыку. Одним из первых его сочинений в этом жанре стала Simphostory «Ghugushatiah», а позже был создан цикл двенадцати концертов духовной музыки, посвященный Двунадесятым праздникам Русской Православной Церкви. «Когда ваш слух коснётся его музыки, вы будете немало удивлены тем, что музыка живая – она дышит. И, чтобы вы ни слушали, вы поймёте, что она написана только для вас. Вам захочется сесть и поговорить с его песнями, захочется поделиться своими горестями и сомнениями. Ваши глаза будут щуриться от весеннего солнца, живущего в его мелодиях. И вы пойдёте тайными тропами своей души, уходя вслед за красотой мелодии, за чистотой звука, пойдете, чтобы попасть в мир его картин.

Этот мир – необыкновенное пространство, это сложный лабиринт чувств и мыслей. Картины художника наделены неким воздействующим звучанием. У каждой из них есть своя история, своя философия. Обладая определённой энергией, они заставят вас остановиться перед полотном. Какие-то захватят вас красотой, понятностью и близостью сюжета. Какие-то заставят задуматься, вы будете отражаться сами перед собой через эти картины. Ваша энергия начнёт резонировать с полотнами, и вы увидите, что картины, так же как и музыка, живые». Художник Т.Травнiкъ, имеющий философский взгляд на мир, умело передает в своих картинах глубину увиденного им за внешней оболочкой всего существующего в мире вещей. Его живопись символична и неоднозначна. Большая часть полотен Травнiка находится в частных коллекциях и время от времени выставляется на международных и региональных выставках. В книге «Осенний минор» (2006), написанной Терентiемъ в начале 90-х годов XX века, собраны не только иллюстрации некоторых картин художника, но и комментарии к ним самого автора, что само по себе представляет немалый интерес и ценность. С 2009 года Терентiй Травнiкъ является учредителем Всероссийской некоммерческой художественной галереи Delon’ь (Дэлонь), которая поставила перед собой задачи заниматься только благотворительными выставками для пенсионеров, малоимущих семей, детей и инвалидов.

Хочется добавить еще несколько личностных штрихов к литературному портрету, составленному из основных направлений творческой деятельности нашего современника для придания ему еще большей выразительности. От мамы: «Друзей у него всегда было очень много. В детстве ему хотелось их как можно больше. Он заводил их в большом количестве, где только не был: в детсаду, школе, когда лежал в больнице, в институтах и т.д. Определить настоящий друг или случайный он не пытался, и поэтому всех принимал одинаково хорошо, с душой нараспашку, и все бывали у нас дома. Он всё видел сквозь розовые очки. Его действительно легко было обмануть, войти в доверие к нему. Но совсем не потому, что он был простофиля, а скорее он уже тогда отличался недетским великодушием и терпением». А вот как прозвучал ответ приятеля поэта математика Алика Богужинского на вопрос о личностных качествах Терентiя Травнiка:

«Он ищет… – и находит. Он верит… – и не проверяет. Он добрый… – и не помнит об этом. Он умный… – но не математик. Он чудной, а не чудный. Он много знает, но не всё, как я. Он любит путешествовать, но не по турциям и египтам. Он любит Родину – бескорыстно. Он знает плохое, но скрывает. Когда ему говоришь, ты, Травнiкъ – лопух, он смеясь, добавляет – не просто лопух, а самый большой и при этом смеется. Он легко просит прощение и тяжело переживает свой проступок. Он хорошо играет на гитаре, но для людей, а не для понтов. Он остроумен, но легко позволяет точить свой затупившийся ум другим, когда надо. Он большой фантазер, но почему-то его фантазии часто сбываются. Он дает другому жить, и это самое главное»!

Терентiй Травнiкъ – феномен, явление, не изученное и не исследованное.

Пятидесятилетие – с давних времен считается круглой знаменательной датой по причине особого отношения к цифре семь и вложенного в нее сакрального эзотерического смысла. Само слово «юбилей» произошло от еврейского слова, означающее «год свобо​ды», «год всепрощения», когда рабы получали свободу и прощались долги должникам. Установленный пророком Моисеем такой год наступал каждые пятьдесят лет, после семи семилетий. Семь седьмиц Терентiя Травнiка – это не только период творческих достижений и делания самого себя, это еще и период открытия и познания Семи Печалей Человеков. Превратив свою жизнь в сплошную работу по двадцать часов в сутки, не давая себе ни дня на отдых, он знает и понимает, что иначе нельзя, ничего не получится, времени не хватит даже на малое. «Год свободы», следующий за таким сочетанием лет обязательно должен не пройти даром и быть особенным для Терентiя. Все круглое в жизни человека с древнейших времен считалось особым, тесно связанным с природными и космическими силами, именно поэтому «круглые даты» знаменуют в жизни человека необычную дату, определенную веху жизни. Терентiй Травнiкъ вступает в новый жизненный период и для него открываются новые возможности наметить для себя неизведанные непокоренные вершины.

Публицист и психолог Ирина Михайловна Соловьева

http://www.ktochke.ru/chasy/67-obrazovatelnaya-programma-chasy

http://ru.calameo.com/accounts/1818753

http://www.manna-lib.com/poet.php?p=298

http://stihibase.ru/author/t/travnik

http://www.maam.ru/detskijsad/Travnik64

http://severrusi.ru/2014/01/terentij-travnik-belaya-raduga-fragmenty-knigi/


Из дневников…


Терентiй Травнiкъ   «Река твоей жизни начинается с Родины»


 «С чего начинается Родина?» – какой верный и важный вопрос, какие замечательные слова, какая удивительная песня! А, действительно, с чего же она начинается? Вопрос каждому из нас и ответ – для каждого из нас… Мне, обращающегося в своих произведениях к этой теме, может, как никому другому, необходимо это понимать. Как  часто я произношу эти слова не только в своих путешествиях или в минуты уединенного отдыха, но и в любой иной выразительной, эмоциональной ситуации. Сколько ответов я перебрал, сколько прекрасных мгновений были мною поставлены ответами на этот значимый вопрос и все казались верными, все подходящими, все отвечающими, но не до конца. Почему-то всегда оставалось состояние в душе, которое подсказывало мне, что надо еще подумать, надо еще что-то осмыслить. Не знаю, как это выразить, но как-то мне заметилось, что ответ, получаемый на этот вопрос в каждом моем возрасте немного иной, видимо дополняемый новым обретенным с годами опытом, он изменяется. Что-то неизменно, а что-то привносится, но общность в понятиях Родины все равно сохраняется. Так все же с чего начинается Родина? С «картинки в твоем букваре», с хороших друзей, с песни мамы?... или со всего этого сразу и с чего-то еще совсем иного, неуловимого?..


       Попробуйте ответить на этот вопрос. Уверяю вас, это будет непросто, весьма непросто. Это все равно, что ответить с налету на вопрос, чем для вас являются, например, дружба, вера, счастье, любовь… Но речь сейчас не об этом, речь сейчас о Родине: о доме, о семье, о стране,.. а может о земле или о Земле?.. Может и о Земле, но сначала о Родине, ведь вопрос прозвучал именно так: с чего начинается Родина? Замираю… вдумываюсь, вслушиваюсь, всматриваюсь, ищу, ищу ответ… Вчитываюсь в написанные стихи, свои, чужие, многие об этом и многие с ответами. Так почему так сложно ответить на этот вопрос? Может потому, что ты здесь, ты на Родине, ты в ее любви, ты в ее началах?..


       Эмиграция, ностальгия… Спрашивал у друзей, покинувших Родину, «пересаженных», как они сами себя называют. Спрашивал и отвечали, отвечали глубоко и часто похожее было в их ответах, отвечали, вспоминая детство, первые яркие детские впечатления: мама, папа, двор, школа, игры… и всё в детстве. На этом часто рассказ обрывался, но становилось понятным, что Родина начинается с чего-то важного в детстве. А может она с него и начинается? Со всего, что происходит с нами в нашем детстве?


         И тут я понимаю, понимаю внезапно, как озарение касается меня это понимание, понимаю, что не просто в детстве, а то, что впервые с нами происходит и –  в детстве. Неужели это так, неужели первые впечатления, первая встреча детской открытой души, души неискаженной правилами взрослой жизни, ее условностями и есть то, с чего и начинается для каждого из нас своя Родина? Если это так, то любое счастливое, яркое, полное чистых переживаний, воспоминание из детства и есть тот ручеек, то начало, точнее одно из главнейших начал, которые много позже сливаются воедино и образуют в каждом из нас ту прекрасную, широкую реку, которую мы и называем Родиной и которая нас несет в своих водах Жизни… Может поэтому так важен этот, часто задаваемый вдумчивой душой вопрос. А теперь скажу по-другому: с чего начинаешся… ты? Не с Родины ли? А Родина, твоя Родина? Не с тебя ли… в детстве?


                                                                                                                                Лето 2004 года
Из дневника, март 1998 года:


«Еще с юности меня тянуло в тишину. Тишина мне всегда представлялась какой-то особенной, наполненной я бы сказал. Мне казалось, что я слышу ее музыку, ее речь, что мой слух именно в тишине улавливает неявный, но такой верный разговор Вселенной с нами. Я не придавал значению тому, чем я слышу все это, да и не важно это было знать  для меня. Главное, что услышанное, каким-то непостижимом для меня образом проникало в самую суть моего сердца, в то пространство, которое было совершенно недостижимо для обычных  размышлений. Я мог часами бродить в уединении по городу, по лесу, если уезжал на природу и слушать эту самую тишину. Иногда она меня настигала и даже,  казалось бы шумном месте, но была неустойчива, как прикосновение, как дуновение, и исчезала. Тогда я ее искал, я всматривался в собственные ощущения, как ребенок, пожелавший поймать бабочку, но, по сложившимся особым образом обстоятельствам, спугнувший ее и потерявший из виду».
                                                                                                                              
Из дневника, июль 1995 года:


«Какое чудо эта русская старина… Волей обстоятельств мои путешествия привели меня на земли, что к северу от столицы. Переславль Залесский, точнее Троице-Данилов монастырь. Тихий летний вечер. Загадочное, полузаброшенное место, старина кажется выплывает навстречу прибывшему. Среди зарослей крапивы, лопухов и вьюна проглядывает древность и смотрит на тебя тихим благим взглядом. Что-то неуловимое ходит вокруг, неуловимое, но такое необходимое человеку. Знаю, что пройдет время, и руины исчезнут, обитель будет восстановлена и по иному зазвучат окрестности округ ее, а пока мое время – время тишины.
        Касаюсь храмовой стены, прохладная, отзывчивая... Не могу понять откуда столько покоя, даже деревья замерли, не шелохнуться. В траве поют кузнечики, прислушиваюсь, откуда-то, вторя их стрекоту, доносится еле слышное молитвенное чтение. Слушаю,  вслушиваюсь, замираю… Мне еще неведомо место служения и от этого кажется, что все, что вокруг меня, все от травинки до неба, озолоченного вечернем закатом, все произносит знакомые слова вечерней молитвы. Неуловимый запах ладана, чуть слышный звон кадильных бубенцов и ты, с замиранием дыхания вслушивающийся в свое пробужденное сердце…»
                                                                                                                                


Из дневника,  22 июня 1997 года:


«Не воевал, но бывая на деревенских кладбищах, коих немало окрест Подмосковных храмов и наткнувшись на братскую могилу погибших в Великой Отечественной войне, не могу не отозваться, не отозваться строкой, стихом. У меня дома есть одна книга, книга необычная, поэтический сборник «Строка, оборванная пулей». Еще учась в школе, я неоднократно ее перечитывал. Строка, оборванная пулей, а значит и жизнь, оборвавшаяся со строкой. Как хочется мне, сегодняшнему, продолжить хотя бы эту строку, в бессилии продолжить саму жизнь убиенного на войне поэта. Когда-то я напишу, я – обязательно что-то создам в память погибших на войне солдат. Не знаю, как это выразить, но я слышу этот незаконченный голос поэтов, глас поэта, сраженного этим самым выстрелом. Я знаю, что пришел в эту жизнь, сюда на эту землю, если не дописать, то продолжить, продолжить хоть часть той строки, что оборвалась тогда, в годы Второй мировой войны. Как странно это звучит – Вторая мировая… и вдруг – война. Слово «мир» непостижимым образом вошло в это словосочетание и своим присутствием не давало определиться событиям к окончательной беде. Мировая война – война всего мира, со всем миром, но может, если  по-другому попробовать прочитать и тогда этот слог-слово «мир» в «мировой» и окажется  той самой  надеждой, которая и решает рано или поздно исход любого горя…»
                                                                                                                          
Из дневника, 28 августа 2001 года:


«Иногда дороги мне напоминают линейки в школьных прописях, а я, странствующий по ним, должен правильно что-то написать, пройдя по этим линиям своими шагами. Иду и пишу… Пишу сначала взглядом, потом вдохом, потом шепотом и, наконец, слогом и словом. Многое в моих дневниках начинается с линии этих самых дорог, русских дорог, родных и таких знакомых своей неизвестностью. Дороги и люди, люди и судьбы, судьбы и время, время и жизнь. Кто-то шел до меня, кто-то обязательно пройдет и за мной следом. Сегодня это дороги, завтра это – года. Года так похожи на шаги, только их значительно меньше дано нам в жизни. Шаги, они летят невообразимо быстрее, они мимолетны. Когда жизнь воспринимаешь, как должный для прохождения путь, то все становиться иным, значимым я бы сказал…»

                                                                                                                     
Из дневника, сентябрь 2002 года  :


Когда-то мой друг и крестный отец, философ, Михаил Леонидович Курганов в одной из бесед произнес: Тебе, Терентий (он первым так меня назвал, посмотрев в святцах день моего крещения), надо писать стихи, да, да, непременно стихи и ты это будешь делать, обязательно, я это знаю». Странно, но именно стихосложение из всех доступных видов творчества для меня было самым недоступным. И не то, чтобы не хотелось писать и, более того скажу, даже получалось писать песни, но к стихотворению я относился по особому серьезно. Сказать благоговейно – ничего не сказать, с трепетом…  – тоже не то. Пожалуй, с замиранием сердца, когда читал строки известных поэтов. Я понимал, что это ключи, это –  настоящие ключи от комнат огромного строения Жизни, это ключи судьбы, знаний, но совсем необычных знаний, мудрых знаний. Мне хорошо представлялось, что стихи, точнее, настоящие стихи не пишутся, а посылаются, как откровения и только записываются рукой поэт, обмакивающего перо собственной  готовности в бездонную чернильницу своего сердца и никак иначе.


Из дневника,  ноябрь 2007 года:


«Когда я думаю о дарении, мне всегда представляется… стихотворение. Что большее, чем даренный мне свыше стих, я могу отдать родному человеку, что большее мне дано создать для людей, для мира? Ничего! И все дело в строке, особенной строке, строке, пропущенной через самого себя, через каждую свою клеточку. Попытался ответить и все равно ничего не сказал. Можно ли сказать поэту о своем стихотворении более, чем написано им же в стихе? Одна строка и много-много слов о ней и все до одного не выражающие ее сути.
      О, поэтическое слово, как же ты прекрасно своей четкостью, ритмичностью, единственностью! Если бы речь наша была вся поэтична, она была бы совершенной, законченной, святой. И впрямь, говоря словами Апостола Павла «от избытка сердца глаголят уста наша». Действительно «в начале было Слово», как же это понятно теперь, когда впервые напишешь настоящую, прожитую всей своей жизнью строку».


  Из книги «Благознание»:


«Дело творчества – выращивать не только человека Грядущего, но и нас,сопричастных происходящему,нас, живущих в то самое время, когда волею судьбы мы все становимся очевидцами происходящего творческого акта когда мы, соприкасаемся  с творящим, поддерживаем его, вдохновляемся им и сопереживаем ему, помогая этим самым воплощению единого замысла мироздания.  Кто-то больше, кто-то меньше, и те столь  важна доля участия, кто как умеет, как кому по силам, главное иное, главное – единое стремление максимально выявить, воссоздать реальную гармонию бытия, позволить ей правильно воплотиться и звучать всеми оттенками возможного. Пусть же объединяет всех нас ощущение полезности и правильности сделанного нами выбора, прекрасное ощущение наполненности, вытекающее из понимания ненапрасности проживаемой всеми нами Жизни».


                                                                                                                                          2008 год
 Из дневника:


Люблю Путь, с его шагами-днями, несущими неведомые знания; Люблю Родину, с ее сквозьреснисчатыми рассветами и намакушковыми закатами; Люблю ключами «Да» открывать ворота «Нет»; Люблю тебя, мой удивительный Со-временник; Творю словом – Слово, жизнью – Жизнь и все это дарю Тебе, мой Господь, дарю и вижу Твой отклик-образ в каждом, принимающем Твое благоволение.
                                                                                                                                             2011 год

Из дневника :


«Талант… Дар Господа каждому человеку, приходящему в эту жизнь. Никто из живших на этой земле, из ныне живущих, из грядущих не был и не будет им обделен. Так что это такое, талант? Что это за «монеты», которые не только нельзя растратить, нельзя спрятать, зарыть, тем самым сохранив, но самое главное, да и единственно возможное верное распоряжение ими, так это только преумножить, возвратить данное тебе с избытком. По моему убеждению, талантом и является особый дар человеку от Бога, дающий ему способность не только раскрыть себя, развиться, но и придти к главному в своей жизни – служению, нет, теперь уже – Служению, когда речь идет о таланте. Бесценный дар человеку от Бога, бесценный и такой необходимый в его жизни, чтобы оставаться человеком, быть сотворцом, соучастником и соисполнителем в Великой симфонии замысла. Именно поэтому нет на Земле неталантливых людей, все мы с талантом. В современном обществе талант нередко воспринимается, как некий навык в искусстве, как некое виртуозное владение чем-то, что позволяет нашим чувствам максимально выразиться. Так ли это? Да, но только на первый взгляд. При большем рассмотрении суждения понимаешь, что это далеко не так, а точнее сказать совсем не так. Талант, это не навык, ни что-то особенное, сверх меры всякой, что-то диковинное, нет, смотрим глубже, пройдя своими рассуждениями этап общественного понимания таланта. Так вот, талант – это путь, подсказка в самообнаружении, в самораскрытии, в обретении смысла всего себя, смысла всего своего существования, всей своей жизни. Изложенная мною мысль будет неполной, если не добавить важную составляющую к пониманию сказанного о таланте.


Кратко это бы выглядело так: талант необходимо раскрыть, но мало талант раскрыть; талант необходимо преумножить, но и этого мало будет. Очень важно понять, что талант, а именно его произрастание в душе во многом, если не во всем, а так, собственно, оно и есть, напрямую зависит от личностных качеств человека. Если человек устремлен к жертвенности, к глубочайшим нравственным идеалам, если  позволяет открыть в себе и развивать высокую гражданскую позицию, ответственность, благородство, великодушие, если способен делиться с жизнью своим временем, силами, делами бескорыстно, то талант имеет совсем иной оттенок. Может как раз только в этом случае он и становится тем самым распустившимся древом, приносящим истинные плоды. Много размышляя над этим, понимаю, что так оно и есть. Без подобного отношения человека к своей жизни, к жизни вообще, талант, данный ему, обретает оттенки недоделанной раскраски, бутафории, несерьезности, становится подобен растению, выращенному в искусственных условиях, становится слабым, немощным и в конце концов остается где-то там в толще прожитых лет, как росток, бледный и искривленный, сокрытый давящим на него обстоятельством обыденности. А то и случается худшее, когда в отсутствии жертвенности талант раскрывается в самовлюбленном, нарцистическом расположении души, непомерно пестую искревления душевные у своего обладателя».


                                                                                                                                             2010 год

Из дневника:


«Трудно ли писать? Как-то спросили меня в одном из столичных колледжей. Размышляю…  Трудно ли доверить себя чистому, девственному листу? Себя… непростого, замутненного, уставшего, искаженного, неуверенного, но ищущего, надеющегося, просящего, стучащего, доверить исповеди, исповеди обыкновенному чистому листу. А так ли это и лист ли, этот простой чистый лист? Может это иное, может в этом и есть разговор со своей совестью, с самим собой, обозначенный границами самого обыкновенного белого листа – чистого листа. С первой точки, поставленной на нем все становится по-другому, и мир узнает иное о тебе, ты открываешься ему, ты становишься видимым, а значит доступным. Теперь многое, что ты скрывал будет открыто и понятно. Твой слог, твой ритм, твои образы станут доступны и для обсуждения, и для осуждения. С этого начинается храбрость. Сделать шаг на белый лист, это как наступить в снег… Наследить? Или оставить след?»


                                                                                                                              Март  2005 года
Из дневника:


«Иногда мне было достаточно слова, одного слова, чтобы поправить ситуацию, чтобы радикально изменить ход происходящего. Сколько раз в своих путешествиях я замечал, что слово, сказанное с любовью, с верой, подтвержденное всей душою, а не брошенное вскользь слово-одобрение, нет, именно слово верное и своевременное творит чудо. Такое слово и вдохновляет, и исцеляет, и воскрешает, давая силы всему доброму и верному в человеке. Как мало мы еще знаем о слове, о Слове, о том, что, по сути, и делает нас людьми. Я глубоко уверен, нет, я это просто знаю, что именно слову отвел Господь дело созидания нашей души, именно слово нас и создает для вечности, определяя наши дела и формируя наше естество. Как мы говорим, так т ложится сказанное в нашу душу. Все в нем –  все в слове и врачевание, и наказание, и прощение наше».


                                                                                                                             Январь 2008 года


 


Печать